Создают ли Иранские учения угрозу для Азербайджана

by ANKASAM Ekip
Кянан Агазаде

Кянан Агазаде в 2013-2018 годах учился на факультете международных отношений при Азербайджанской Дипломатической Академии на степени бакалавра по специальности «государственного управления». Будучи студентом 3 курса, он был направлен в Великобританию для прохождения обучения в Университете Глазго. В 2018 — 2020 годах учился на факультете международных отношений при Университете Мальмё в Швеции на степени магистра по специальности «глобальной политики и социальных изменений». В 2019 – 2020 годах проходил стажировку в качестве помощника директора Аналитического Центра Стратегических Исследований России и Кавказа при МИД Швеции. Владеет азербайджанским, русским, английским, турецким и шведскими языками.  


В Иране на днях назвали Азербайджан “маленькой страной”. Да Азербайджан – маленькая страна, хотя на карте мира есть страны и поменьше. Азербайджан маленькая страна по сравнению с Ираном, но и Иран, если посмотреть с другой стороны тоже маленькая страна. Если сравнить с Россией, Канадой, Китаем, США, Бразилией, Австралией и Индией. Хотя размер и имеет значение в некоторых ситуациях, но примеры Исландии (Тресковые войны) и Финляндии (Зимняя Война) доказывают, что так бывает не всегда.

Иран также заявил, что не потерпит присутствия у своих границ “сионистского образования”. Иранцы так называют Израиль. Азербайджан отвергает обвинения официальных лиц Ирана в присутствии Израиля на азербайджано-иранской государственной границе и требует предоставить доказательства. У Ирана нет никаких доказательств.

K сожалению, Тегеран пытается оказать давление на Азербайджан и продолжает нагнетать обстановку. Таким грубым поведением он отдаляет Азербайджан от себя и ограничивает возможности для  взаимного сотрудничества между двумя соседними государствами.

Фактически, у Ирана холодные отношения, со всеми соседними странами включая мусульманские государства. Нормальная внешняя связь имеется только с изолированной Арменией. 30 лет открытого сотрудничества с оккупантом, в том числе продолжение поставок оружия и нефтепродуктов после 44-дневной войны.

Экономика Ирана и его военно-промышленный комплекс находится в состоянии упадка. Над иранскими военными учениями наблюдал весь цивилизованный мир. Для демонстрации своего величия, были выведены на учения огромное количество старой техники советского производства, используемых еще со времен Шаха. В качестве примера приведу устаревшие боевые машины пехоты М-113. Они не только морально и физически старые, но и к тому же не имеют оригинального камуфляжа.

Некоторые новостные каналы не перестают тиражировать информацию про «Выпуск 4000 ракет по Баку. Ну, во-первых, не выпустят. Во-вторых, с точки зрения военной мощи, Иран технологически слаб, если сравнивать его с Израилем или Пакистаном. Даже в сравнении с Азербайджаном, Иран выигрывает только в численности (демографический фактор – его главное преимущество). Мы можем вспомнить что очень давно, в 80-е годы, гораздо более современная армия Ирана (по меркам того времени), имевшая американскую авиацию, ПВО и прочие вооружения шахской армии, целых 8 лет не могла справиться с Ираком. Она не могла пройти дальше своих границ. При этом надо помнить, что Иракская армия, через пару лет после завершения ирано-иракской войны (1980-1988), была сметена американцами во время операции «Буря в пустыне в 1991». Прошло более 30 лет и американские вооружения Иранской армии устарели. Многолетние санкции лишили доступа к западным технологиям. Фанатизма и оптимизма по поводу «успеха Иранской революции» значительно поубавилось (в сравнении с 80-ми).

Так, для информации, Азербайджан единственная страна в мире наряду с Израилем, которая имеет на вооружении ракеты Spike NLOS, купленные в Израиле.  В количестве 300 шт. Это противотанковые ракеты с дальностью стрельбы в 25 км. Дальность стрельбы самого танка максимум 8 км, а у иранских 5 км. То есть пока Иранский танк выйдет на огневую позицию и его раз пять уничтожат. Там все настолько плохо, что Израиль может безнаказанно проводить бомбежки реакторов и спецоперации по ликвидации Иранских ядерщиков в центре Тегерана.

Поэтому, мы слышим только персидскую пропаганду, и в данной ситуации не то чтобы стрелять по Баку, а даже обстрелять  маленькое приграничное село на юге Азербайджана может оказаться для них небезопасным занятием.

Очень важно чтобы Иран осознавал, что невозможно стать опять великим в центре мусульманского мира поддерживая агрессивную политику. Если эти шаги предпринимаются лишь под диктовкой Пекина, так как это единственная опора Ирана в мире, то Ирану надо предложить альтернативную опору в лице тюркских государств. Это поможет Ирану наладить отношения и выйти из гнета санкций. Если же Иран желает оставаться в рамках влияния России и Китая , то открытие Зангезурского коридора как раз выгодно им и Иран может стать частью проекта. Однако, чем больше таких опрометчивых шагов со стороны иранского руководства, тем больше вероятность получить меньший кусок от будущего геоэкономического раздела.

В историческом контексте это напряжение и обострение происходит под диктовкой. Азербайджан должен напомнить иранцам их историю, что арабы 200 лет запрещали персидский язык и только при сельджуках персидский язык вновь стал официальным и что именно благодаря тюрко-персидскому синтезу сегодня современные иранцы могут наслаждаться персидским языком. Иран, имея сегодня образно говоря, обладает двумя форматами (тюркской и персидской) и во всех смыслах старается срубить одну руку и оставаться одноруким и отсталым, а персоязычные страны кроме Ирана  — это Афганистан и Таджикистан. Они также имеют проблемы в научно-техническом плане, как и сам Иран. В то время как Иран через тюркские страны (используя тюркский фактор) может стать более богатой и развитой страной. В этом ему может помочь  Азербайджан — страна с тюркским языком и светским строем, и с ощутимым иранским генофондом и пластом тюрко-иранской культуры.

В итоге, Иран станет сильным и могучим государством, играющем значительную роль в регионе. 

Реализация подобного сценария, конечно, маловероятна, но не невозможна. В принципе, если бы иранская элита взяла бы свою судьбу в собственные руки, этот сценарий из оптимистического стал бы реалистическим. 

У Ирана есть все предпосылки для реализации подобного сценария. Кроме одного — политической воли элиты, способной оформить эту политическую волю в эффективное государственное строительство и освободиться от диктата мракобесия.

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept