Как Владимир Путин за 20 лет изменил роль России в мире

by ANKASAM Ekip
Kenan AĞAZADE
Кянан Агазаде — получил магистрескую степень при Университете Мальмё в Швеции. В 2019 – 2020 годах проходил стажировку в Аналитическом Центре Стратегических Исследований России и Кавказа при МИД Швеции.

В 1999 году широко обсуждалась возможность «мира без России». Развал СССР, как казалось многим, надолго поставил крест на международных амбициях Москвы. Став президентом, Владимир Путин поставил цель вновь превратить Россию в глобального игрока, но на иной, чем у СССР, основе: не военно-идеологической, а экономической и энергетической. Условия для этого, оказались, крайне благоприятными: новому главе государства выпала эпоха быстрого роста экономики России, поддержанного в значительной степени высокими ценами на углеводороды.

Владимир Путин вышел на международную арену как прагматик, готовый пробовать для достижения поставленной цели разные средства и способы. Для начала он привел в порядок унаследованное от Бориса Ельцина внешнеполитическое хозяйство. Он стал первым российским лидером со времен Ленина, который говорил на иностранном европейском языке, Владимир Путин свободно владеет немецким языком и психологически ему близок немецкий тип поведения. В начале правления Путина многие восторгались его деидеологизированным прагматизмом во внешней политике. Сегодня «суверенная демократия» — актуальный лозунг: Россия демонстративно отказалась от статуса слушателя на мировой арене. Сегодня Владимир Путин отвергает связывающие союзы, допуская участие в интеграции либо на глобальном уровне, либо при ведущей роли РФ на постсоветском пространстве. Единственный из лидеров стран постоянных членов совета безопасности ООН он общался с руководителями Венесуэлы и Хамас.

Не отказываясь от европейского происхождения России, президент Путин подчеркивает ее евразийскую суть и право на полноценное участие в формировании универсальных ценностей. При этом западные ценности низводятся до частного случая, а России предлагается «русский стандарт». Ценностной основой общества все громче провозглашается православие. Кремль при этом не намерен ограничиваться территорией РФ: президент лично способствовал воссоединению церкви. Россия пытается выступать в роли защитницы традиционных, то есть христианских ценностей Европы, одновременно представляясь защитницей ислама в ранге наблюдателя в организации «Исламская конференция». Отвергая претензии ОБСЕ и Совета Европы на универсальную компетентность в вопросе прав и свобод человека, представители РФ заявили о намерении создать собственный исследовательский и информационный центр в Брюсселе.

При этом имидж России за последние четыре года существенно ухудшился, несмотря на повышение рейтингов Путина. С точки зрения Кремля, такая реакция Запада означала одно: возвращение России на мировую арену стало восприниматься как реальная угроза однополярному миропорядку, сложившемуся после окончания холодной войны и распада СССР.

Владимир Путин принял решение перейти в контрнаступление. Он обозначил ревизию итогов холодной войны в качестве главной цели внешней политики на западном направлении. Главная задача — сведение роли США до положения первого среди равных и формирование многополярного мира. Управление таким миром Кремлю видится на основе «концерта держав», созданного по подобию Священного союза XIX века или реально функционирующего Совбеза ООН. По убеждению Путина, мировая тенденция состоит в общем снижении роли и влияния традиционного Запада и возвышении новых центров силы: Китая, Индии, Бразилии, а также ЮАР, Ирана, Индонезии и других. Москва надеется стать своего рода глобальным медиатором, а если удастся, то и ведущим мировым игроком.

В таком контексте растет значение отношений РФ с ее все более великим соседом на востоке. В начале правления в Пекине беспокоились: куда повернет Владимир Путин? Больше всего там опасались, естественно, российско-американского сближения, наметившегося сразу. Владимир Путин, однако, взял курс на стратегическое партнерство с Китаем. Главное достижение Путина на сегодняшний день — окончательное решение вопроса о границе между РФ и КНР. Шанхайская организация сотрудничества превратилась в важный региональный форум. От военно-технического сотрудничества РФ и КНР перешли к совместным военным учениям. Начинает работать эффективное дипломатическое взаимодействие России и Китая.

Балансируя между более крупными международными силами, Россия при Путине стремилась выстроить собственный центр силы в Евразии — на пространстве от ЕС на западе до КНР на востоке, от Северного полюса до бывшей южной границы Российской империи и СССР. Расчет делался на то, что российская экономика, как наиболее мощная, сможет выступить в роли магнита по отношению к экономикам других стран СНГ. Экспансия российских компаний в странах СНГ становилась бы реальным интегратором евразийского пространства. Возросший политический вес РФ позволил бы ей оказывать поддержку дружественным режимам и обеспечивать региональную безопасность. Наконец, русский язык, образование, наука, искусство и культура сформировали бы вокруг России русское гуманитарное пространство.

Практика пока не полностью оправдывает этот расчет. В политической области РФ за последние годы становится сложно урегулировать конфликты на постсоветском пространстве. В экономической области есть магниты посильнее, чем Россия: взять тот же Китай, не говоря уже о ЕС. Отмена имперских преференций, окончательно похоронила связи, оставшиеся в наследство от Советского Союза. Но при этом в области безопасности Москва сохраняет способность и готовность оказывать действенную поддержку дружественным ей странам в случае серьезного кризиса. Русский язык сохраняет позицию глобального языка, и его роль в пределах бывшего Союза укрепляется.

Существенная проблема внешней политики России — ее экономика. Многополярность означает не волшебное разрешение всех проблем, связанных с гегемонией США, а, наоборот, дальнейшее усложнение правил игры. Даже если Россия действительно войдет к 2025 году в пятерку ведущих экономик мира, ее отрыв от лидеров — США, ЕС и Китая — будет многократным: 5-6% глобального ВВП против 20% у каждого из гигантов. Удерживать равновесие будет непросто, а претендовать на равенство — тем более. Полюсов может быть много, но калибр у них разный.

Несмотря на все заверения официальных лиц, настроения российской правящей элиты еще не устоялись и колеблются подобно маятнику: едва Запад перестал быть моделью для безусловного подражания, как он сразу же превратился в заклятого недруга. Есть риск, что некоторые конкретные шаги государства загоняют Россию в тупик, ограничивая возможности для маневра. Если путем принуждения Запада к партнерству Москве удастся добиться компромиссов—   очень хорошо. Если нет, что дальше: сможет ли (и захочет ли) Россия реализовывать озвученные ею угрозы и как далеко она готова здесь зайти по дороге конфронтации и гонки вооружений? Не спровоцируют ли словесные московские угрозы новое объединение стран Запада для сдерживания РФ? Полезно помнить, что и создание НАТО, и сохранение военного присутствия США в Европе были реакцией Запада на международные кризисы, которые были преднамеренно спровоцированы Сталиным с целью показать свою жесткость.

Подведем итоги. За 20 лет президентства Владимира Путина международные позиции России усилились. Благодаря повышению цен на энергоносители, а также связанному с этим повышением общего экономического роста и укреплением финансового положения, России удалось самоутвердиться в роли отдельно стоящей великой державы. Результаты собственно внешнеполитической деятельности выглядят скромнее. Попытка РФ интегрироваться в Запад на своих условиях оказалась неудачной, а на условиях США и ЕС — неприемлемой. Одиночное плавание, которое подается как единственно соответствующее исторической традиции и национальным интересам страны, проходит бурно. Политические отношения с США и большинством стран ЕС натянулись, с некоторыми соседями — обострились.

Особенность момента состоит еще и в том, что до сих пор единственным подлинным субъектом внешнеполитической деятельности России был ее президент. Личность Владимира Путина наложила огромный отпечаток на международное поведение страны. «Другие официальные лица» в основном выступали в качестве помощников и агентов главы государства. Между тем грань между жесткой конкуренцией и конфронтацией — а именно на этом стыке стремится сейчас удержаться российская внешняя политика — тонка и почти незаметна. Играть на грани способны лишь виртуозы. Личность в истории имеет огромное значение, и уход политика уровня Путина может стать катализатором больших изменений к 2036 году.

RELATED POSTS

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept